Хло-Фло (hloflo) wrote,
Хло-Фло
hloflo

Categories:

Приказа «быть как дети» никто не отменял

«Новые взрослые» — люди, которые позволяют себе сохранять целый ряд детских
качеств в довольно зрелом возрасте. <...> Но в то же время «новые взрослые» вполне
справляются со своими взрослыми обязанностями — растят детей, делают карьеру,
заботятся о родителях и строят окружающий мир.

Часто используемый в прессе термин «кидалт», которым газетные плакальщики
любят обозначать «новых взрослых», подразумевает смесь пренебрежения и страха...
страха — потому что эти гады везде, везде. На кого мы оставим цивилизацию? Что будет с нашей
великой культурой? Да, и еще дети. Как они будут растить детей?! Кто-нибудь, подумайте о детях!

Между тем «новые взрослые» отлично растят своих детей, — у человека, заплатившего $200
за проходку на «Симпсонов», их трое и четвертый на подходе. Дети «новых взрослых» зачастую
удивляют учителей здравостью суждений, коммуникабельностью и здравым смыслом — у них с
родителями нередко бывают общие интересы, связь теснее, отношения лучше, дистанция меньше....

Дело не в том, инфантильны ли «новые взрослые», и не в том, не слишком ли рано взрослеют дети.
Дело в том, что все наши предположения о занятиях, соответствующих и приличествующих тому
или иному человеческому возрасту, оказались неверными.

Линор Горалик


Хотите, я вам вслух почитаю?
Нашла прекрасную лекцию Линор Горалик "Маленький Принц и большие ожидания" о феномене "новой зрелости".

"В последний год российские издания подключились к процессу описания подразумеваемого феномена и введения в активный язык слова «кидалт». «Кидалт», по мнению авторов, инфантилен, недалек и не желает думать о будущем. Еще одним общим мемом в рамках описания и обсуждения «кидалтов» становится упоминание «синдрома Питера Пена»: подразумевается, что «кидалты», как и герой романа Дж. Барри, не желает взрослеть и живет в собственной зачарованной стране, полной инфантильного очарования. Общий тон существующего на сегодняшний день обсуждения (а точнее, медийного конструирования) феномена, маркируемого словом «кидалт», - это тон апокалиптического плача разной степени сдержанности".

"Мне видится корректной (хоть и не лишенной целого ряда недостатков) следующая формулировка: в последние полтора десятилетия мы наблюдаем, как некоторые люди, пребывающие в возрасте, однозначно ассоциирующемся у нас со зрелостью, принимают персональные решения как повседневного, так и стратегического характера, ассоциирующиеся у нас со значительно более молодой возрастной группой, и выстраивающие свой образ жизни в соответствии с этими решениями".



"Во первых, «новые взрослые», находящиеся сейчас в возрасте между 30 и 40 годами, знают, что они выйдут на пенсию в столь хорошем физическом состоянии, что им придется изобретать себе «вторую зрелость», новую жизнь, которая продлится еще 20-30 лет, из которых как минимум половина может оказаться очень плодотворной. Во-вторых, «новые взрослые» привыкли в совершенно иному типу производственной и корпоративной динамики, - к перескакиванию с должности на должность, к идее «дауншифтинга», к перемене мест между «хобби» и «карьерой» и к целому ряду других динамических возможностей.
Идея линейного построения карьеры кажется им не только непривлекательной, но и неосновательной: через несколько лет они, возможно, захотят резко сменить сферу деятельности, и рынок вполне им это позволит. Более того, после выхода на пенсию они, учитывая хорошее физическое состояние, пожелают, вполне возможно, начать вторую карьеру, никак не связанную с первой".

"...есть объяснение привлекательности «новой зрелости», позволяющее ей постепенно становиться одним из доминантных видов зрелости в современном обществе: «новые взрослые» создают мир, где, наряду с традиционно взрослыми переживаниями и обязанностями, присутствует большинство привилегий детства (право на игру, свободное время, удовольствие, непосредственность, ограниченность ответственности), но отсутствует большинство его недостатков. «Новая зрелость» - это возможность наслаждаться плюсами детства и юности, вернувшись к ним с позиции силы, со взрослым инструментарием и взрослым самосознанием".

"Дополнительный важнейший плюс «новой зрелости», делающий ее столь привлекательной моделью – сниженная тревога по поводу собственного соответствия или несоответствия условным канонам жизненного успеха. Поскольку «новой зрелости» свойственен отказ от последовательного, линейного развития карьеры и от матримониальной стабильности, «новые взрослые» освобождены (в той или иной мере) от соревновательного синдрома, свойственного прежним поколениям. «Новый взрослый» не обязан уметь одной фразой ответить на вопрос о собственных достижениях к такому-то возрасту (традиционно ответ на этот вопрос начинался с обозначения позиции, занимаемой на карьерной лекции, в той или иной компании, - чем крупнее, тем лучше). «Новый взрослый» не испытывает дискомфорта, говоря «я тут ударился в дауншифтинг» или «бросил свое бухгалтерство и открыл студию йоги, - посмотрим, что получится». Это позиция исключительно комфортна не только с социальной точки зрения, но и с психологической: право на эксперимент дает и право на провал, но провал эксперимента не ассоциируется с «жизненнымпровалом» - динамизм «новых взрослых» позволяет им делать следующую попытку, чувствуя себя (сравнительно) комфортно по сравнению с тем, как чувствовал бы себя представитель «традиционной зрелости»".

«Новый взрослый» - это не Питер Пэн, а Маленький Принц – существо в высшей степени «взрослое» и вполне трагическое, но сознательно сохраняющее в себе ряд детских черт, позволяющих ему пересекать социальные границы с легкостью, на которую не способен ни «традиционный ребенок», ни «традиционный взрослый».

Продолжение тут и тут.
Tags: БиблиоХлограф, Будущее, Микротенденции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments