Хло-Фло (hloflo) wrote,
Хло-Фло
hloflo

Ночной Университет на чердаке

Мы продолжаем лекции на чердаке для вольнослушателей - в ночь с пятницы не субботу.
Напоминаем, что лекции читает автор книги "Все о феях", ведущая блога "Будничное и необязательное волшебство" Вера Ковалева - enchantee_x.
Предыдущие лекции доступны по тэгу Археология волшебства

Введение в археологию волшебства
Издание первое, экспериментальное

Глава 4. Теория невероятности чудес

Говорят, что профессор Клаудио Деликато определял способности своих будущих студентов, задав им только один вопрос: “Что общего между чудесами и волшебством?” Неопытному человеку и в голову не придет искать разницу между волшебством и чудесами, но для того, кто мало-мальски интересуется археологией волшебства, очень скоро становится понятным фундаментальная разность этих феноменов и, чем дальше он углубляется в изучение предмета, тем более разными они кажутся. Продвинутые студенты археологии волшебства иногда даже начинают спорить, что лучше, волшебство или чудеса, но это все равно, что сравнивать летнее купание в озере и сливочное мороженное с горячими вишнями у зимнего камина. Профессор Деликато любил говорить по этому поводу: “волшебство хорошо не в меру, а чудеса - невовремя” и радостно потирал руки, глядя на вытянувшиеся от удивления лица студентов. За все годы его активной профессорской деятельности никто так до конца и не понял, что он имел ввиду.

Между тем, парадоксальные каламбуры профессора Деликато есть лучший способ увидеть волшебство и чудеса в сравнении. Вот еще один: “Волшебство существует вне времени, чудеса - вне всего остального”. Сколько студентов сломали над ним головы! А, между тем, если переложить каламбур на научный язык, все становится понятным: волшебство возникает из естественного хода вещей, оно скапливается, как осадок, на людях, предметах и воспоминаниях и оживляет их. Можно смело говорить о том, что волшебство развивается, меняется, усиливается или теряет силу со временем и в ходе событий (см. прим. в конце главы). Совсем иная природа чудес.
Чудеса по своей природе сверхъестественны, они случаются, встречаются и врываются в поток жизни, бывает почти незаметно, а иногда с силой, способной изменить его направление. Они, как любил говорить профессор Деликато, существуют “вне всего остального”.

Валентина Габс-Габиани (см прим. в конце главы) считала, что волшебство и чудеса невозможно измерять по одной шкале: фундаментальной характеристикой волшебства, говорила она, является его безотносительность (см прим. в конце главы), фундаментальной характеристикой чудес - невероятность. (см прим. в конце главы). “Волшебство - это, случайно открыв дверцу кухонной кладовки, обнаружить за ней ряды рубиново-красных, янтарно-желтых, изумрудно-зеленых и агатово-черных банок летнего варенья, в которых в густом сахарном сиропе плавают летние вечера, скрип калитки, шепот ночных мотыльков, вьющихся вокруг абажура, запах свежей мяты, смех соседских детей, еле слышный с озера и загнутые уголки книжных страничек.

</td>

Чудо - это обнаружить подле этих банок гнездо с разноцветными, как будто пасхальными яйцами и золотым пером жар-птицы”


Есть ли что-то общее между волшебством и чудесами? Профессор Деликато задался этим вопросом на позднем этапе своей научной деятельности, работая над теорией невероятности чудес. Он изучил и каталогизировал десять тысяч семьсот двадцать девять удивительных случаев, чрезвычайных происшествий, невероятных приключений и сенсационных событий, а также три тысячи шестьсот четыре сбывшихся желаний и пришел к выводу, что невозможно определить чудо, руководствуясь только критерием невероятности.
“В мире постоянно нарушаются законы вероятности,” - написал он в своей, к сожалению, незаконченной книге.- “Каждый день, каждый час в разных его точках, с разными людьми, не похожими и не подозревающими о существовании друг друга, случаются невероятные, невозможные, нелогичные, незапланированные события. У некоторых они вызывают ужас, у других недоумение, у третьих восторг, но только некоторые из них вызывают эффект, подобный действию волшебства - счастливое щекотание в носу и взмахи крыльев тысячи желтых бабочек-капустниц в животе.
Несмотря на разность в природе и механизмах чудес и волшебства, они похожи по сути и производимому эффекту. В наших исследованиях волшебства мы с коллегами заметили, что волшебство всегда кажется людям своим, понятным и даже домашним (см. примеч. в конце главы). Подобно этому, чудеса, насколько бы они не были экстравагантными и невероятными, никогда не кажутся людям чужими и пугающими. В этом великий парадокс чудес: случаясь когда угодно, где угодно и как угодно (см. примеч. в конце главы) они сразу же занимают свое законное, как будто для них приготовленное место в нашей жизни.
Очень часто мне доводилось слышать, что люди говорят о чудесах “так и должно было случиться”. Разве можно применить слова “должно было” к событиям невероятным и непредвиденным? Если чудеса случаются с теми, с кем они “должны” случаться, то не теряют ли они свою важнейшую характеристику? Я думаю, все дело в ожидании чудес. Вовсе не в том, что чудеса случаются только с теми, кто их ждет, но в том, что только тот, кто ждет чудес, может насладиться ими в полной мере”


Примечания в конце главы:
- Вот одно из удачных определений волшебства: “Волшебство - это сколько угодно сложная или простая конструкция из естественных элементов обычной жизни, с помощью памяти, чувств и фантазии оказывающее особое, облагораживающее влияние на эту жизнь.”
- Помимо активной научной деятельности, эта удивительная женщина воспитала трех дочерей, четыре раза заводила собаку и целых семнадцать раз выигрывала международный конкурс на лучший домашний ревеневый пирог.
- Волшебство отличается от всего остального в мире тем, что в то время, как ценность всего определяется относительно остального, ценность волшебства не относительна. В мире только волшебство есть и остается таким, как оно есть.
- Теория невероятности чудес является одной из занимательнейших дисциплин молодой науки волшебной математики. Согласно формуле невероятности, чудеса можно прогнозировать в невозможностях, нелепостях и шансах, что этого никогда не случится, но никогда нельзя спрогнозировать наверняка.
- Впервые об этом написал Рикардо Кардамоне в ранней статье “Влияние волшебства на человеческий организм”: “Волшебство не может быть непонятным или чужеродным для человека. Оно всегда на что-то похоже, чаще всего оно похоже на что-то дорогое и почти забытое из детства.”
- Это еще один из любимых каламбуров профессора Деликато и удачное определение чудес: “Чудеса - это то, что случается когда угодно, с кем угодно, где угодно и как угодно, но всегда вовремя.”

Практическое задание:
Проснитесь завтра в Нью-Йорке, недалеко от Манхеттена.
Будет раннее утро, 7 августа 1974 года.
Среда.
Соберитесь на работу, как обычно, и отправляйтесь на метро, чтобы успеть добраться к половине восьмого. В двадцать минут восьмого вы уже выходите из метро, покупаете кофе в картонном стаканчике и продолжаете привычный маршрут. Двадцать четыре, двадцать пять, двадцать шесть минут - вы почти дошли, но толпа становится все плотнее, люди останавливаются, преграждают вам дорогу, ахают. Кто-то кричит: “Смотрите, смотрите!” В растерянности, вы тоже останавливаетесь и оглядываетесь, не понимая, куда смотреть. Вокруг вас все стоят, задрав головы, вы тоже поднимаете голову вверх и... не видите ничего. Надо прищурить глаза, сделать выдох, что не просто в вашей позе, привыкнуть к непривычному углу зрения. Наконец, вы видите то, что видят они: между титаническими башнями-близнецами, самыми высокими в Нью-Йорке, самыми высокими в мире, натянута едва заметная глазу тонкая нить. Сколько до нее от земли? Четыреста метров? Четыреста пятьдесят? На нити качается, танцует, подпрыгивает, крошечная фигурка в черном. Очень, очень, очень далеко от земли. Она доходит до середины - снизу видно, как раскачивается канат, - останавливается, элегантно кланяется, продолжает путь. Наконец, она доходит до конца, почти до противоположной башни, у толпы вырывается вздох облегчения, но человек на канате поворачивается и идет обратно. “Как он туда попал?” - шепчет кто-то слева от вас. Остальные шикают на него. Никто не знает, что происходит, никто не задает вопросов, никто не двигается. Он проходит еще раз от одного конца каната к другому и отправляется в обратный путь. Там, в облаках, пуза которым чешут Нью-Йоркские башни, ветер набирает силу, все больше раскачивая канат. Человек ложится на металлический трос спиной и качается вместе с ним. Кажется, ветер вот-вот сбросит его с тонкой опоры и понесет по воздуху. Картонный стаканчик с остывшим кофе прилип к вашей влажной ладони. И вдруг... Вдруг вы понимаете, что вам уже не страшно. Вдруг к вам приходит уверенность, что вот сейчас, с новым порывом ветра, он оторвется от каната и полетит. Человек на канате умеет летать - вы точно знаете. Человек на канате снова поднимается в полный рост, еще один элегантный поклон, он доходит до конца, потом обратно и еще раз. Вы, вчера еще гордившиеся своим умением умножать в уме трехзначные числа, давно сбились со счета. Он опускается на одно колено, как будто предлагает руку и сердце загазованному воздуху Манхеттена, он танцует свадебный танец - они танцуют вдвоем, он и воздух, он и облака, он и город. В небе над ним появляются вертолеты, на лоб вам падает первая тяжелая капля. Человек машет на прощанье рукой и исчезает в недрах одной из башен.
На ваших часах восемь утра по Нью-Йоркскому времени, седьмого августа 1974 года.

Фотографии из этого раздела Pinterest

Продолжение следует...
Tags: Археология волшебства, Чердаки, чудаки, чудеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments