January 26th, 2017

Хло

Кодекс Дурака

И вначале было слово, и слово было у Бога, и слово было – Дурак.

Ты знаешь путь? – смеется Дурак. – У тебя даже есть карта? – хохочет он. – Не иначе как из крапленой колоды!

Если ты, действительно, знаешь куда идти, – смеется Дурак, – зачем ты там нужен?

Если ты знаешь куда идти, ты храбрец, – смеется Дурак, – ведь ты и вправду можешь туда попасть.

От судьбы не уйдешь... – лукаво смеется Дурак. – А если ушел – значит, не судьба!

Жизнь – это не реализация. Жизнь – это импровизация.

Делай только то, что делается без усилий, – смеется Дурак. – Но делай это изо всех сил!

Дурак ни за что не борется. Он просто ни от чего не отказывается.

Ты счастлив не потому, что все хорошо, – хохочет Дурак, – а все хорошо потому, что ты счастлив.

Ты всегда держишь себя в руках? – удивляется Дурак. – Как же в них войдет что-то?

Все, что ты хочешь получить, – предупреждающе смеется Дурак, – тебя уже получило.

Богатым становится не тот, кто знает, как стать богатым, – хохочет Дурак, – а тот, кто не знает, как быть бедным.

Если в твоей жизни мало денег, – хохочет он, – значит в твоих деньгах мало жизни.

Хороший Бог, – смеется Дурак, – это Бог, о котором рассказывают анекдоты.

С тобой можешь случиться только ты сам, – хохочет Дурак.

Все, абсолютно все – Дураки! – смеется Дурак. – Просто некоторые стесняются.
(с) "Кодекс Дурака"

Хло

О профессиональном самоопределении

Если бы мне в школьные годы объяснили, что выбирать нужно не профессию, а стиль/способ/образ жизни, а потом уже подбирать под него занятие(ия), это сэкономило бы мне лет 20 поисков, которые прошли под непрекращающиеся внутренние тычки-затрещины и бубнеж "Валя, что, блин, с тобой не так?".

Нет, это были со всех сторон прекрасные 20 лет, но таки такие вещи следует выкладывать детям пораньше, я считаю.

Хло

Зачем играть и развивать игровой интеллект?

Зачем взрослому человеку играть, развивать игровой интеллект и расширять свой ролевой репертуар? Например, затем, чтобы не стать заложником некомфортных ролевых шаблонов, из которых он давно вырос.


"Когда ситуация полна неопределенности, и неясно, какую роль должен играть человек, люди обычно возвращаются к своим прежним ролевым стереотипам.

Интересное наблюдение сделал Р. Кейес, исследуя встречи бывших одноклассников, которые происходили через десять и более лет после окончания школы. Несмотря на столь долгий срок, одноклассники, собираясь вместе, вновь начинали играть роли, исполнявшиеся ими в школьные годы. И несмотря на то, что некоторые из бывших школьных «аутсайдеров» стали по общепризнанным критериям общества безусловными «победителями», им было очень трудно играть новые роли в среде, в которой их запомнили двоечниками и лентяями. Так в условиях, когда ролевые требования были определены нечетко, а ролевая идентификация неясна, индивиды предпочитали следовать старым поведенческим стереотипам"
(с) Анатолий Занковский "Организационная психология"
Хло

О божественном и не очень

О сторителлинге и конструировании личного мифа:

" – Что, прямо над водой? – спросил Моисей, хихикая.
– Да, – сказал Господь угрюмо. – Прямо над водой.
– И Дух прямо так и носился? – спросил Моисей, расплываясь в широкой улыбке.
– Да, носился. – сказал Господь без удовольствия.
– И Слово было?! – продолжал Моисей, не в силах больше сдерживаться.
– И Слово было.
Моисей минут пятнадцать хохотал, приседал, хлопал себя по коленкам, успокаивался и начинал снова…
– Потрясающе. – сказал он, наконец, утирая слёзы. – Это всё надо записать, я тебе говорю. Потрясная книга получится. На все времена. Люди будут смеяться до изнеможения.
– Запиши… – буркнул Господь. – Только у меня одна просьба.
– Я весь внимание.
– Про кружева и хобот не надо, ладно? Если тебе не сложно…"



Когда игра - божественна:

" – Давай ещё раз, – сказал Господь, – мне понравилось.
– Да не буду я с тобой играть, – сказал Натаниэль обиженно, – ты жульничаешь.
– Ничего подобного! – воскликнул Господь. – Смотри!
Он бросил кости. Обе кости упали шестёрками вверх.
– Ну? Где здесь жульничество? – спросил Господь.
– А что тогда жульничество? – спросил Натаниэль с беспокойством.
– Ну вот так, скажем… – Господь снова бросил кости. Обе кости упали вверх двумя на десять в четвёртой степени очками.
– Пфф, – сказал Натаниэль, – я всё равно не буду играть. С тобой неинтересно играть. Ты используешь свою божественную сущность, а это нечестно.
– А какую мне ещё сущность использовать?! – спросил Господь поражённо.
– Не знаю. – сказал Натаниэль. – Но в «Монополию» мы больше не играем. Давай лучше в преферанс".


— Ах Гоморра-городок, беспокойная я, беспокойная я... — напевал слегка Натаниэль, наливая себе кофе в кружку с большой надписью «Я тут №2!!!». Кружка ему не особо нравилась. Конечно, он всегда хотел, чтобы его воспринимали, скажем, как №1, но факт — он именно №2. Куда больше его раздражали три восклицательных знака.
— Эй, Нечистый, пойди сюда! — раздался Глас.
Натаниэль отставил кружку и подошёл к Господу.
— Ну, это самое. — сказал Господь, протягивая ему коробку. — Поздравляю с пятитысячным годом безупречной службы, Враг Рода Человеческого.
— Новый свитер, здорово! — сказал Натаниэль, разрывая обёртку. — И на нём написано «Будь я проклят, LOL!», и всего с одним восклицательным знаком.
— Это ещё не всё. — сказал Господь. — Вот сюда смотри.
Натаниэль присмотрелся.
— Немцы? Похожи на монахов. А что это за звезда на полу?
— Это сатанисты! — сказал Господь гордо.
— Кто?.. — переспросил Натаниэль тихо.
— Сатанисты. Сатанопоклонники. Все твои. Забирай. Они поклоняются тебе так же, как остальные поклоняются мне. Ну, не совсем так же, добровольно. Но тем не менее.
— Мне?..
— Да, да, тебе! — воскликнул Господь, сияя от радости. — И они тоже читают «Отче наш», только задом наперёд, и приносят тебе жертвы, и называют себя своим Господином, и вершат всякую ерунду во славу твою!
— И я тоже могу морочить их дурацкими требованиями, запутывать, сбивать с толку и обещать, не давая ничего взамен? — спросил Натаниэль.
— Сколько угодно! — сказал Господь.
Натаниэль бросился ему на шею.
— Спасибо, Боже! Ты самый лучший Господь на свете!!!
— Да, да! — сказал Господь. — Погоди, что значит «тоже»?!.

(с) "Книга Натаниэля"
Хло

Детская игра как маркер самоопределения

Лет 5 назад я сделала Игровой квест по поиску предназначения, для взрослых, состоящий из разных заданий. В заданиях были задействованы спонтанные ассоциации, архетипы, выявлялись ценности, актуальные темы, значимый опыт и пр.

Одно из заданий было построено на детских воспоминаниях: "Вспомните игру, в которую вы играли в возрасте 5 лет плюс-минус 2 года. Это были не обычные «прятки», «дочки-матери», «догонялки», «магазин» и пр. Это была ваша личная игра, в которую вы играли бесконечное количество раз, повторяя с небольшими вариациями. Возможно, это была внутренняя игра. А если нет, то о ней как о вашей странности, зацикленности говорили взрослые — вы слышали краем уха. Возможно, до сих пор ваши родители-родственники вспоминают какую-то фразу из этой игры.
Вспомните: бесконечное повторение одного и того же игрового процесса, блаженное состояние, не пропадающее от количества повторов".



И мне тогда не раз писали, что детские игры - вовсе не ориентир, мол. Я же четко видела эту связь: детские увлечения-склонности - яркая иллюстрация, предпросмотр взрослого предназначения. И эту связку было никак не развидеть.

И вот нашла слова психолога, который думает так же: "Дети необыкновенно близки к своей аутентичности. Маленькие дети лучше знают, кем они хотели бы быть <...>. И в какой-то степени они знают свое предназначение - в отличие от взрослых, которые чаще всего его уже забыли" (с) Ирина Млодик "Семь главных мифов о воспитании детей"