October 13th, 2014

Хло

Единственное дело, которое меня касается

Помните видео о голодающих белых медведях с Кейти Байрон?
Читаю книгу этой Кейти Байрон "Любить то, что есть".

"Большая часть наших стрессов является результатом того, что мы мысленно занимаемся чужими делами. Когда я думаю: «Вам нужно найти работу; я хочу, чтобы вы были счастливы; вы должны прийти вовремя; вам нужно лучше о себе заботиться», я занята вашими делами. Если я беспокоюсь по поводу землетрясений, наводнений, войн или о том, когда я умру, я занята делами Бога.

Если я мысленно занимаюсь вашими делами или делами Бога, то это создает эффект отделения. Я заметила это еще в 1986 году. Когда я мысленно начинала заниматься делами моей матери, думая примерно так: «Моя мать должна меня понимать», то я сразу же переживала чувство одиночества. И я осознала, что каждый раз, когда я испытывала обиду или одиночество, я была занята чьим-то чужим делом.

Если вы живете своей жизнью и я мысленно живу вашей жизнью, то кто же тогда здесь живет моей жизнью? Мысленное занятие вашими делами мешает мне заниматься своими собственными. Я отделена от самой себя и удивляюсь, почему моя жизнь не идет так, как надо. Думать, будто я знаю, что лучше всего подходит для кого-то другого, означает заниматься не своим делом. Даже если это происходит во имя любви, это чистая самонадеянность, а в результате - напряжение, тревога и страх. Знаю ли я, что правильно для меня? Это единственное дело, которое меня касается.

В следующий раз, когда вы почувствуете стресс или дискомфорт, спросите себя, чьим делом вы мысленно заняты, и вы, возможно, рассмеетесь! Этот вопрос может вернуть вас обратно к себе. И вы можете прийти к пониманию, что на самом деле никогда не были присутствующим в себе, что вы всю свою жизнь мысленно занимались делами других людей. И если вы немного попрактикуетесь в этом, то сможете увидеть, что у вас нет каких-либо других дел, кроме ваших, и что ваша жизнь прекрасно идет сама по себе.


Комиксы-jhallcomicscom-разговор-Шизофрения-549677

Я часто использую слово «история», когда говорю о мыслях или о череде мыслей, в истинности которых мы убеждены. История может быть о прошлом, настоящем или будущем, она может быть о том, как должны были обстоять дела, какими они могли бы быть или почему они такие сейчас. Истории возникают в наших умах сотни раз за день: когда кто-то встает и молча выходит из комнаты; или когда кто-то не улыбается вам или не отвечает на телефонный звонок; или когда незнакомый человек улыбается; или когда вы чувствуете учащенное сердцебиение перед тем, как открыть важное письмо; или когда начальник просит вас зайти к нему; или когда ваш партнер говорит с вами каким-то не тем тоном. Истории - это непроверенные, неисследованные теории, которые рассказывают нам о том, что означают все эти вещи. Мы даже не осознаем, что это всего лишь теории.

Депрессия, боль, страх - это дары, говорящие вам: «Вникните в то, о чем вы сейчас думаете. Вы живете в истории, которая не является для вас правдой»".
Хло

"Ребенок не должен плакать!" Кем бы вы были без этой мысли?

В предыдущем посте "ЕДИНСТВЕННОЕ ДЕЛО, КОТОРОЕ МЕНЯ КАСАЕТСЯ" я привела цитату из книги Кейти Байрон "Любить то, что есть", она популярный лектор и автор книг, посвященных методу самоисследования "Работа", долгое время боролась с жестокой депрессией.

В комментариях задали вопрос "А как быть с воспитанием детей? Как их воспитывать, не "занимаясь их делами"?"
Даю стенограмму диалог Кейти Байрон и мамы мальчика, у которой была депрессия из-за плохого сына. Очень поучительно и хорошо вправляет мозги.

Глава "Ребенок не должен плакать"
В следующем диалоге Салли исследует некоторые мысли о воспитании детей, в которые мы верили столетиями. «Мои дети должны делать то, что им говорят»; «Дети не должны лгать»; «Родители знают, что лучше». Можете ли вы быть абсолютно уверены, что это правда?

Салли: Я ищу способ справиться с депрессией.
Кейти: Хорошо, давайте посмотрим, с чем мы имеем дело. Каким смущающим вас мыслям вы верите, которые, хотя и не являются для вас правдой, приводят вас в состояние депрессии?
Салли: Мой сын раздражает меня, когда ведет себя безответственно. Он не делает домашних заданий. Он не выполняет своих обязанностей по дому, о чем я говорю ему каждый день в течение последних восьми лет. Я имею в виду, что это повторяется каждый день.
Кейти: Да, я хорошо вас слышу. А вы слышите себя? Вы оказываете определенное влияние на его жизнь. В течение восьми лет вы давали ему указания. В течение восьми лет это не работало.
Салли: Я понимаю это, но не в моем характере ничего не говорить. Просто я не могу позволить ему делать то, что он хочет. Как мать, я отвечаю за выбор, который делают мои дети, и за его последствия, а также за то, какими людьми они станут.

8FrIv8ujgQA

Кейти: <...> это ваша правда как родителя, а не всего окружающего мира, с которым нам приходится взаимодействовать. «Вы отвечаете за выбор своих детей» - это правда?
Салли (после паузы): Думаю, нет. Правда заключается в том, что я не могу контролировать то, что мой сын делает. Я не имею никакого контроля над этим. Но я чувствую, что я обязана это делать.
Кейти: Вы сказали: «У меня нет никакого контроля над этим», а также что это не в вашем характере - ничего не говорить. Даже если у вас нет контроля над чем-то, вы думаете, что он должен быть. Результатом этой мысли являются беспокойство, разочарование и депрессия.
Салли: Разве это не вызывает депрессию - думать, что у меня нет контроля над чем-то? Я хочу сказать, для чего вообще нужно пытаться что-то делать? Я так расстроена, что даже не хочу быть с ним и заботиться о нем. Временами мне даже не хочется быть матерью.
Кейти: Это правда, что вы должны заботиться о своем сыне? Кто заставляет вас делать это?
Салли: Ближе к правде то, что я хочу заботиться о нем даже когда мне не нравится то, что он делает.
Кейти: Вы только что открыли в себе замечательную истину. Эта истина дает большую свободу. Вы не обязаны заботиться о своем сыне. Вы никогда не были обязаны это делать и прежде. Это означает, что он вам ничего не должен. Вы делаете это не для него. Вы понимаете теперь, что делаете это для себя. С осознанием этого вы служите своим детям, зная, что находитесь с ними, потому что хотите быть с ними, хотите служить им и учить их на примере своего образа жизни. Вы делаете это просто потому, что любите их, и потому, что нравитесь себе, когда это делаете. Дело не в них. <...>

Кейти: Хорошо, а теперь давайте отправимся в путешествие внутрь себя за ответами, которые еще могут не осознаваться вами. «Ваш сын должен делать домашние задания» - это правда?
Салли: Да.
Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда - то, что он должен делать домашние задания?
Салли: Я плачу за его учебу в частной школе. Я знаю, что это правда.
Кейти: Да, но можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда - то, что он должен делать домашние задания? Делает ли он домашние задания?
Салли: На восемьдесят процентов.
Кейти: Итак, предполагается, что «Он все время должен делать домашние задания на сто процентов» - это правда? Какова реальность? На сколько процентов он делал свои домашние задания на протяжении восьми лет?
Салли: На протяжении восьми лет? Он делал все только на восемьдесят процентов. Я что, должна быть довольна этим? Просто с этим согласиться?
Кейти: Дело не в том, согласны вы с этим или нет. Реальность такова, что он делает домашние задания на восемьдесят процентов. Я не говорю, что завтра он не сделает их на сто процентов, но на сегодняшний день реальность именно такая. Допускаете ли вы возможность просто принять это? Давайте посмотрим ... В течение восьми лет вы спорили с реальностью и всегда проигрывали. Результатом были стресс, разочарование и депрессия. Давайте развернем все это.

[разворот - это прием по обратному переформулированию заявленного тезиса с акцентом на себя]

Салли: Я раздражаю саму себя, когда не выполняю свою домашнюю работу и другие мои обязанности по дому. Да, это правда. Я так делаю. И тогда я действительно огорчаю саму себя. Итак. Я вижу, что ожидаю от него больше, чем сама реально делаю.
Кейти: Когда у вас появляется мысль, что он должен выполнять свои домашние задания и свои обязанности по дому, вспоминайте о развороте. Выполняйте вашу домашнюю работу и обязанности по дому на сто процентов. Возможно, именно ваш пример научил его делать свою работу на восемьдесят процентов? Или, может быть, вы выполняли работу на пятьдесят процентов, а он - на восемьдесят? Тогда он мог бы быть вашим учителем.
Салли: Это действительно так. Я поняла это. Я не дотягивала до ста процентов.

Салли: Я также испытывала настоящую депрессию из-за своего сына в течение последнего года. Он не был таким ребенком, каким я хотела бы его видеть. Он все время болел и мало спал. Он не был счастлив. Он все еще недружелюбный ребенок. Он плачет, когда видит людей. Я испытывала от этого сильную депрессию.
Кейти: «Он недружелюбный ребенок» - это правда? Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда, что в глубине души он недружелюбный ребенок?
Салли: Нет.
Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль о вашем ребенке?
Салли: Меня охватывает страх по поводу того, как люди будут к нему относиться в жизни. Мне представляется, что его жизнь будет тяжелой, потому что людям будет трудно любить его, и никто не захочет создать с ним семью из-за того, что он такой недружелюбный. У меня нет никакой надежды относительно него. «У него никогда не будет друзей» - вот что я чувствую . Вот почему у меня возникает депрессия, когда он при виде людей начинает плакать.
Кейти: Кем бы вы были без этой мысли?
Салли: Я была бы спокойной. Я любила бы его таким, какой он есть.
Кейти: С этой мыслью вы испытываете депрессию. Без этой мысли вы не испытываете депрессии. Итак, дорогая моя, понимаете ли вы, что это ваши неисследованные мысли, а не поведение вашего ребенка вызывают у вас депрессию? Понимаете ли вы, что он не имеет к этому никакого отношения? Предполагается, что «Он не должен плакать, когда видит людей» - это правда?
Салли: Нет.
Кейти: Какова реальность?
Салли: Он плачет.

21389322746254499

Кейти: Как вы реагируете, когда верите в эту мысль, что он не должен плакать при виде людей, а он плачет?
Салли : Я испытываю депрессию . Я ощущаю грусть и замешательство. Моя мать говорит, что я порчу его. Люди говорят, что он странный. И тогда я думаю: «О нет! Он странный! Что-то с ним не так? Что-то со мной не так?» А когда он плачет, я обнаруживаю, что кричу на ребенка, чтобы он замолчал, отчего он плачет еще громче. Это совсем не действует. Он не перестает плакать.
Кейти: Итак, мы опять обнаруживаем, что депрессию у вас вызывает не его поведение. Это невозможно. То, что вызывает у вас депрессию, - это способ вашего мышления. Это естественно, если вы верите в мысль, что он не должен плакать, тогда как он плачет, и что его плач означает, что что-то не так с ним и что-то не так с вами. Вот что приводит к депрессии. Мы хотим, чтобы наши дети подтверждали, что они получают заботу - любовь, поддержку, одобрение, - которую мы им не даем. Другими словами, мы хотим, чтобы их поведение соответствовало нашему идеалу? Если вы в здравом уме, то плачущий ребенок - это просто плачущий ребенок. И вы остаетесь присутствующей в своих мыслях и действиях, которые проистекают из ясного, любящего ума. Так как же вы относитесь к своему ребенку, когда думаете, что он не должен плакать при виде людей?
Салли: Я прошу его быть счастливым. «Давай, будь счастливым , счастливым, счастливым!»
Кейти: Выходит, вы учите его тому, что он не такой, каким нужно быть. Если он плачет, а вы говорите ему: «Давай, будь счастливым», вы внушаете ему, что он не такой, каким он должен быть. Он думает, что в ваших глазах он неудачник. Но если вы благоразумны, спокойны и счастливы, то, даже если он плачет, вы показываете ему, как жить по-другому.
Салли: Я прошу его, чтобы он не был тем, кем он является.
Кейти: Да. Вы предлагаете ему быть иным, чем он есть. Это обусловленная любовь, дорогая моя. Закройте глаза и всего лишь на минуту представьте его плачущим без этой вашей истории.
Салли (после длительной паузы): Он действительно очень милый! Мне просто хочется прижать его к себе и сказать: «О, все хорошо».
Кейти: Вы становитесь ближе к сыну, хотя его даже нет в комнате. Теперь закройте глаза и посмотрите на свою мать, которая говорит вам: «Что происходит с этим ребенком? Ты опять портишь его?». Посмотрите на нее без вашей истории.
Салли (с закрытыми г лазами, после длительной паузы): Это просто моя мать, рассказывающая свою историю, и это мой сын, который плачет. Они оба - просто те, кто они есть. В этом нет ничего, что могло бы вызвать депрессию.

Кейти: Вы говорите, что ваш сын - недружелюбный ребенок. Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда, дорогая?
Салли: Нет.
Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?
Салли: Я испытываю грусть, депрессию, разочарование, желание защититься. Я хочу убежать и хочу остаться, я несчастна и чувствую, что как мать потерпела неудачу.
Кейти: Кем бы вы были дома со своим ребенком без этой мысли?
Салли: Я понимаю. Без этой мысли я бы испытывала умиротворение и ясность. У меня не было бы депрессии.
Кейти: Итак, я узнаю от вас, что ребенок не может вызывать у вас депрессию. Я слышу от вас, что с этой мыслью у вас возникает стресс, а без этой мысли вы испытываете спокойствие. Неудивительно, что, когда мы обвиняем других в нашем душевном расстройстве, мы чувствуем себя плохо. Мы ищем свое спокойствие вне себя. Мы смотрим не в том направлении.
Салли: Мне трудно поверить, что это так просто!
Кейти: Если бы это не было так просто, я никогда бы не смогла этого найти.