May 1st, 2014

Хло

Будем читать про парадоксальную терапию?

Читаю книгу "ПСИХОТЕХНИКА ПАРАДОКСА", написанную двумя психотерапевтами Джеральдом Р. Уиксом и Лучиано Л'Абатом. Занятная штука. Буду конспектировать и делиться.

"парадоксальная терапия основана на следующем принципе: пациент изменится благодаря тому, что он не будет изменяться. Классическим примером данного принципа является парадоксальный приказ: «Будь спонтанным». До сих пор, пока человек будет пытаться действовать согласно этому приказу, ему это не будет удаваться. И лишь когда он сдастся, ему, возможно, удастся действовать спонтанно. Самой распространённой формой прагматического или терапевтического парадокса является предписание симптома - т.е. склонение пациента к усилению симптомов заболевания".

12424_136121701318

Метод насыщения раздражителя
"Новейшей поведенческой техникой, приближённой к парадоксальному подходу, является метод насыщения раздражителя (stimulus satiation). Он заключается в многократном подвергании пациента действию раздражителя. Наиболее известным примером является случай, описанный в 1963 году Айлоном. У пациентки, страдающей психическими отклонениями, проявлялась привычка накапливать полотенца. Проинструктированный соответствующим образом персонал в течение пяти недель выдавал ей всё большее количество данных принадлежностей. На шестой неделе пациентка не только отказалась принимать очередные полотенца, но и начала избавляться от находящихся в её комнате".

Метод "Парадоксальное намерение" Франкла
"Среди всех практик, стоящих у истоков парадоксальной психотерапии, наиболее приближены к сегодняшним возрениям работы Виктора Франкла. Он является создателем экзистенциального подход, названного им логотерапией. Её цель - склонить пациента к осознанному принятию личной ответственности за собственную жизнь. Одной из главных техник, используемых в логотерапии, является парадоксальное намерение.
Франкл (1967) пишет:
«Стоит обратить внимание на то, что отношение пациента к собственной фобии, заключается не только в том, что привычная реакция «избегания» заменяется целенаправленным усилием, но и в подмечании юмористического контекста. Всё это влечёт за собой такое изменение отношения к симптому болезни, которое позволяет пациенту отдалиться от собственной проблемы, оторваться от невроза.
<...> Лицо, страдающее фобиями, как правило, старается избежать ситуаций, вызывающих страх, а жертва невроза навязчивых состояний, пытается подавить собственные ужасающие мысли. В результате в обоих случаях всё заканчивается усилением болезненного проявления. Если же нам удастся склонить пациента отказаться от попыток побороть симптом или избежать его, и он наоборот, начнёт его преувеличивать, мы сможем увидеть, как болезненные проявления ослабевают и перестают мучить пациента"

Метод преувеличения в гештальт-терапии
"Гештальттерапевты - применяют технику, называемую преувеличением (exaggeration). Co слов Левицкого и Перлса (1970), она заключается в склонении пациента к повторению и усилению какого-нибудь движения или жеста. Предполагается, что данный жест может представлять собой неудавшуюся либо незаконченную попытку наладить общение. Прекрасный пример применения метода преувеличения приводит Энрайт (1970). Женщина проделывала короткие, быстрые движения пальцем в направлении плеча. Когда она усилила эти движения, оказалось, что это был знак креста. В тот же миг она поняла, что она распяла саму себя - приняла на себя роль мученицы".

Метод гротеска Фарелли
"Другая оригинальная форма терапии, использующей парадоксальные методы, была разработана Фрэнком Фаррелли. Она определяется как терапия через провокацию, поскольку её цель - вызвать у пациента сильную эмоциональную реакцию. Подход Фаррелли заключается в предписании симптома в гротескной форме - к примеру, однажды он предложил пациентке, испытывавшей склонность к суициду, вложить собственную руку в тиски и отрезать её пилой".

Продолжение следует...
Хло

Парадоксальная терапия. Симптомы

Продолжаю читать книгу "Психотехника парадокса". Начало тут.

Глава "Симптомы"
"Во всех теориях психотерапии особое внимание уделяется феномену, называемому симптомом, или болезненным проявлением. Каждая из них определяет, чем является «симптом» и предлагает свой способ лечения. Большинство теорий психопатологии и психотерапии описывает симптомы как явления исключительно негативные. Согласно традиционному подходу, симптом - это неестественное поведение, странное, неконтролируемое, являющееся проявлением слабости. Это поведение воспринимается в качестве врага как носителем симптома, так и психотерапевтом. Из этого следует, что задачей пациента и терапевта является преодоление или «излечение» симптома.
Парадоксальная психотерапия предполагает, что симптом является «другом». Человек, представляющий такой подход, принимает симптом и сотрудничает с ним. Он идёт ему навстречу, вместо того, чтобы прятаться от него; он учится у него таким образом, каким можно чему-нибудь научиться из беседы с другом".

"Наиболее ярким представителем гуманистической школы является Роджерс. Он считал (1951), что главным экзистенциальным симптомом является тревога. Когда структура «я» человека не согласуется с объективными данными, он чувствует себя подверженным опасности. Тревога (симптом) является реакцией на воспринимаемую опасность. В таком случае человек пытается опровергать несоответствие или же искажать его с помощью различных защитных механизмов.
Экзистенциальные психологи боле благосклонно относятся к симптому, воспринимая его как определённую форму информации о пациенте. К примеру, Бинсвангер видит в симптоме сообщение, касающееся экзистенциальной ситуации личности (1958, стр. 213). Кроме того симптом должен являться для человека бегством или же «путём выхода» из жизненной ситуации (1963, стр. 462)".

"Экзистенциальная психология, в отличие от гуманистической, делает ударение на симптом как элемент социальной системы. Босс (1963) подчёркивает, что «мы не сможем во всей полноте и правильно понять ни одного патологического проявления, пока не признаем его нарушением в структуре социальных связей, из которых складывается экзистенция данного человека; все психиатрические диагнозы в сущности являются лишь социологическими утверждениями»"

"симптомы воспринимаются во всё более позитивном свете. Многие психологи, придерживающиеся экзистенциально-гуманистической ориентации, воспринимают симптомы таким же образом, что и приверженцы парадоксальной терапии. Возможно поводом к этому изменению послужило осознание того, что негативный ярлык способствует закреплению данного поведения по принципу самоисполняющегося предсказания (Розенталь, 1973). Такой ярлык оказывает влияние на поведение пациента, а также на то, каким образом он воспринимает его и как трактует окружение. Кроме того, хотя ярлык может относиться к какому-то единичному аспекту поведения пациента, он распространяется на всю его личность".

"вместо того чтобы концентрироваться на обнаружении (а возможно и создании) «патологии» или слабости у пациента, мы начинаем делать акцент на его сильные стороны. Если навешенный на пациента ярлык исключительно негативен, с чем нам часто приходится сталкиваться в психиатрической документации, то мы получаем искажённый образ человеческой натуры. Диалектический взгляд на симптоматологию требует от нас пересмотра приоритетов. Мы должны задать себе следующие вопросы: «Каковы «активы» и «пассивы» пациента?», а также «Какую адаптационную роль выполняют его симптомы?»"

Продолжение следует...
Хло

ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ. "Секретные мотивы" семьи

Продолжаю читать книгу "Психотехника парадокса".
Начало.
Продолжение

Семейный конфликт как симптом
"Л'Абат (1976) сформулировал теорию функциональных семей. <...> Дисфункциональность, или симптоматология, возникает в контексте недифференцированной семейной системы. Такая система имеет цифровой характер - она отличается однородностью или же контрастностью, симбиозом или аутизмом. Однородность в семейной системе означает, что от каждого члена семьи ожидается, чтобы он был таким же как и все остальные. Противопоставление заключается в том, что поведение данного человека представляет собой противоположность поведения другого члена семьи - если один из них что-либо говорит или делает, то другой говорит или делает что-то совершенно противоположное. Симбиоз и аутизм представляют собой крайнюю форму привязанности или отдаления, поскольку «я» не располагает необходимыми ресурсами, чтобы самоопределиться".

db73ba185338cdb097fa6a2f0d2de50b

"В недифференцированной семье преобладает цифровой тип мышления (digital type of thinking — Уилден, 1972). Цифровое мышление - это мышление категориями «или-или». Итак, с точки зрения недифференцированной семьи данный член может быть либо «с нами» (однородность), либо «против нас» (противоположность). Предположим, что в определённой семье от всех мужчин ожидается, что они станут врачами. Если один из них решится избрать для себя иную профессию, вся семья - включается и этого мужчину - будет определять его как «не-врача», а не как представителя избранной им профессии. Весьма вероятно, что данный член семьи предпочтёт такой тип поведения, который сможет доказать его семье и ему самому, что он не намерен быть похожим на них. В подобном типе системы нет места переговорам и компромиссам. У недифференцированных членов семьи нет чётко определённый автономных «я». Они не в состоянии принять на себя ответственность, самостоятельно действовать. В отличие от членов дифференцированной семейной системы, они не могут быть одновременно схожими и разнящимися в отношении других представителей семьи, а следовательно, они не полностью интегрированы как личности и вместе с тем как члены семейной системы".

"Функцией «симптома» в недифференцированной семье является защита системы от изменений <...> В таких семьях симптом может принимать разнообразные формы. <...> он создаёт впечатление семейного конфликта, касающегося секса, денег, разделения домашних обязанностей и т.д. До тех пор, пока семья сосредоточена на чьём-то симптоме или на внешнем конфликте, никто не должен изменяться, поскольку потребность в изменении можно приписать другим. Каждый член системы помогает другим избегать конфронтации с самим собой, используя для этого определённый симптом или конфликт".

"Каждый терапевт знает, как трудно сломить подобную коалицию. <...> Андельфи (1980) указывает на парадокс изменений в семейной системе. Он обращает внимание на «секретные мотивы» семьи, обращающейся за помощью к терапевту. Пациенты просят помочь провести изменения и одновременно с этим передают следующие сообщения: 1) помоги нам остаться теми, кем мы являемся; 2) помоги нам(мне) избавиться от самого симптома, без проведения каких-либо иных изменений; 3) помоги нам справиться с лицом, определённым как пациент, не затрагивая при этом других членов семьи. Парадокс в том, что высказывается желание ликвидировать симптом без изменения семьи, представляющей собой источник симптома".

Продолжение следует...
Хло

ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ. Партикулярные ресурсы, которые не подчиняются законам экономики

Продолжаю читать книгу "Психотехника парадокса".
Начало.
Симптом
"Секретные мотивы" семьи

Очень интересное!

"Фоа и Фоа каждое поведение трактуют как обмен ресурсами. Ценностями, пользующимися наибольшим спросом, и чаще всего обмениваемыми в интерперсональных трансакциях, являются любовь и статус. Прежде чем перейти к анализу, приведём важнейшие концепции, выдвинутые Фоа и Фоа (1974):

1. Существует шесть видов ресурсов, которыми осуществляется обмен в ходе интерперсональных трансакций, в зависимости от потребностей участников трансакции, института обмена, а также особенностей данных ресурсов.
Этими ресурсами являются:
любовь,
статус,
услуги,
информация,
деньги,
материальные блага.
Каждая трансакция заключается в обмене одним, либо несколькими из перечисленных ресурсов.

2. Особенностью ресурсов является так называемый партикуляризм. Он определяет значение лица, одаривающего кого-либо данным ресурсом. К примеру, любовь является наиболее партикулярным ресурсом, а деньги — наименее партикулярным. А поэтому лицо, одаривающее нас любовью, имеет для нас большое значение, а лицо, дающее нам деньги, например, кассир в банке, не так уж и много для нас значит.

3. Наиболее партикулярным ресурсом является любовь, далее следуют статус, услуги, информация, материальные ценности, и последнее место занимают деньги. Чем более партикулярным является данный ресурс, тем менее он подчиняется законам здравого смысла или экономии. Например, если кто-то берёт у другого лица любовь, то от этого он вовсе не становится более могущественным или боле богатым в плане любви. Наоборот - взятие любви у другого человека равнозначно отнятию любви от самого себя; в то время как одаривание кого-либо любовью равнозначно наделению любовью самого себя. Лицо, берущее любовь, испытывает обнищание в плане любви. И наоборот - лицо, дающее любовь становится богаче в этом плане.

4. То в какой степени человек фактически обладает данным ресурсом либо же воспринимет себя в качестве обладателя этого ресурса, детерминирует его чувство власти или же бессилия".
Хло

ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ. Треугольнике Карпмана: Притеснитель, Спаситель и Жертва

Продолжаю читать книгу "Психотехника парадокса".
Начало.
Симптом
"Секретные мотивы" семьи
Партикулярные ресурсы

"Сельвини-Палаццоли и сотрудники (1978а) заметили, что патологические системы жёстко придерживаются решений, поддерживающих свойственное им состояние гомеостаза. Кажется, что такие системы поведения не в состоянии самостоятельно изменяться. Сельвини-Палаццоли выдвигает следующий тезис: «вся власть осуществляется правилами игры, которые не могут быть изменены людьми, принимающими участие в этой игре»"

О треугольнике Карпмана.
"Участники такого треугольника ограничены рамками трёх ролей: Притеснителя, Спасителя и Жертвы. В определённые периоды может произойти внезапная перетасовка ролей - например, Жертва становится Спасителем или Притеснителем и т.д. Модель треугольника ясно показывает, что правила (роли) осуществляют фактическую власть, и никуда от этого не деться.
Если члены семьи запутались в драматическом треугольнике, в их распоряжении оказывается лишь один набор правил, согласно которым они вынуждены вести игру. Они не могут изменять их. Когда члены семьи пытаются избавиться от приписанных им ролей, оказывается, что они лишь перетасовывают или изменяют роли в рамках треугольника".

"Треугольник Карпмана является замечательным примером парадокса власти, вытекающей из бессилия, представленного в свете теории ресурсов. Этими ресурсами в треугольнике являются статус и любовь. На первый взгляд, Жертва бессильна, а вся власть принадлежит Спасителю и Притеснителю. Наша модель выявляет, насколько ложным оказывается впечатление, что Притеснитель и Спаситель сильнее Жертвы.

Прежде всего следует помнить о том, что любовь и статус являются особыми ресурсами, подчиняющимися парадоксальным законам обмена. Поэтому принятие этих ресурсов от другого лица не обогащает берущего, а наоборот - обедняет его. В процессе деградации Жертвы, Притеснитель в действительности сам лишает себя статуса. Спаситель в свою очередь знает, что, спасая другого человека, он не позволяет ему освободиться от роли Жертвы. Несмотря на это у него есть мотивация спасать Жертву, т.к. он хочет получить её любовь, а также любовь других людей. Его коварные попытки «спасти» Жертву и обрести любовь заканчиваются провалом, т.к. Спаситель в действительности сам себя лишает любви. Чем больше спаситель старается взять от Жертвы, тем больше он теряет.

Наиболее необычной является роль Жертвы. Жертва входит в сговор с другими, сотрудничая с ними в лишении самой себя ресурсов. Она отдаёт любовь и статус, и при этом ведёт себя наподобие воронки, высасывающей эти ресурсы от Спасителя и Притеснителя. Готовность Жертвы отдать ресурсы даёт ей псевдовласть в системе. Она может тайно брать у других, которым и отдавать-то в принципе особо нечего. Поэтому она ведёт себя ещё более беспомощно. В ответ Спаситель и Притеснитель также усиливают своё поведение. Каждый участник системы может усиливать своё поведение, вызывая цепную реакцию в процессе проведения обмена ресурсами.
Треугольник Карпмана является системой, обеднённой ресурсами, в которой все участники стараются незаконно заполучить любовь и статус. Образуется замкнутый круг, пока Жертва продолжает отдавать ресурсы, одновременно с этим отбирая их у других. К примеру, когда Притеснитель и Спаситель стараются больше забрать у Жертвы или больше ей дать, Жертва мстит, отдавая ещё больше, т.е. ведёт себя как «ещё лучшая» Жертва".

"Мы считаем, что Жертва имеет ключевое значение для терапевтической интервенции в такой патологической системе. Терапевт должен прежде всего выявить власть Жертвы, а также помочь ей использовать эту власть более конструктивным способом.
Для выявления власти, скрывающейся за бессилием Жертвы, используются две парадоксальные техники. Во-первых, мы можем по-новому взглянуть на бессилие Жертвы, поздравив её с имеющейся у неё властью и возможностью отбирать любовь и статус у других участников треугольника. Данная интервенция может охватить непосредственное сопоставление Жертвы с её поведением, т.е. осознание Жертвой того, что ей нравится своё чувство власти. Кроме того, можно попросить Жертву доказать, что она способна быть ещё более хорошей Жертвой, т.е. довести её поведение до крайности (предписывание симптома)".

"Вторая парадоксальная техника заключается в рекомендации каждому участнику треугольника усилить своё поведение (Хейли, 1976; Вацлавик, Уикленд, Фиш, 1974). Данная техника призвана разоблачить поведение всех участников и выявить то, что тщательно скрывалось. Вот несколько примеров парадоксальных приказов, которые полагают выявить мотивы поведения каждого из участников треугольника:
Для Спасителя: Когда ты чувствуешь себя нелюбимым, сделай что-нибудь для (Жертвы).
Для Притеснителя: Когда ты чувствуешь себя неуверенно и т.п., обвиняй других в своих недостатках и упущениях.
Для Жертвы: Когда ты чувствуешь себя беспомощным и бессильным, притворись ещё более беспомощным и спровоцируй других на то, чтобы они принялись заботиться о тебе, как о маленьком ребёнке".

Продолжение следует...