January 25th, 2014

Хло

О КОНФЛИКТАХ

Макс Шупбах, специалист по международным конфликтам, не раз выступал в роли психолога-миротворца в межэтнических вооруженных конфликтах, коллега Арнольда Минделла, основатель Института Глубинной Демократии*.
*В основе подхода глубинной демократии лежит то, что для успешного функционирования любого коллектива (от семьи до многомиллионного общества) необходимо принимать во внимание мнение каждого, независимо от того, позитивное оно или негативное, полезное или незначительное.

"Проблема в конфликте заключается в том, что другая сторона в какой-то мере права. Сложность в том, что, находясь в стрессовой ситуации, мы не отделяем и не видим ту часть, которая права".

"Задача номер один человека, пытающегося помочь разрешению любого вооруженного конфликта — самому остаться в живых. Чтобы справиться с этой задачей переговорщик должен быть чист. Если он хоть на секундочку поверит, что в этом конфликте есть хорошая и плохая, правая и неправая сторона - «плохая сторона» его убьет. Вот он истинный экзамен по диалектике. Не сдал — получил автоматную очередь. Это не тройка в зачетке".

"В глубинной демократии камнем преткновения является закон сохранения энергии, по принципу которого энергия никуда не пропадает, а может лишь менять свой вид. Под энергией здесь понимается информация. В любой системе, как в компании, так и в социальной группе содержится определенный объем информации, который только накапливается. В описанной ситуации основу этой информации составляли доминирование, властность руководителя. Если, например, избавиться от такого босса, скорее всего, ему на смену придет другой человек, который будет вести себя так же. Глубинная демократия считает, что вся имеющаяся информация важна и необходима <...>, и если не сейчас, то в какой-то другой промежуток времени она может понадобиться".
_________________________________________________________________________________________
Об Украине, интервью от июня 2013, во время визита в страну с мастер-классами по бизнес-управлению

"— Я думаю, что все-таки многие люди у нас в стране достаточно обозлены на власть...
— Да, конечно. Такие люди есть везде. Абсолютно везде. Что людям еще остается делать, если не жаловаться на власть? Что бы они делали другое? Тогда они бы придумали еще одну власть. Люди в Америке злятся на государство, потому что они думают, что экономическая ситуация ухудшается, потому что власть ничего не предпринимает. Это природа политики: люди жалуются на государство и на другую сторону. И до какой-то степени я принимаю это. И это хорошо, если это фаза. Но потом, в результате, появляется что-то новое. Именно так появился подход глубинной демократии. Глубинная демократия не говорит, что не нужно бороться. Она говорит о том, что в какой-то момент важно побороться, а затем остановиться и выслушать другую сторону. Кричи, но потом прислушайся. Не соглашайся, но потом попытайся согласиться - хотя бы иногда с какой-то частью. Ничто не должно быть - только таким или таким".

"наш подход заключается не в том, чтобы посмотреть на политическую ситуацию и спросить: “Что тут не так?”. Это задача масс-медиа. Наша задача заключается в том, чтобы спросить: “Что в этом есть правильного?”

"— Во время Советского Союза были планы на 20, на 5 лет, мы знали, что мы хотели и куда нам идти. А сейчас мы не знаем, где мы. Мы не с Россией, мы не с Европой. Мы отрезаны.
— Я вижу ситуацию другими глазами. Украина исторически и этнически имеет способность строить отношения с Россией и другими странами СНГ. Я также вижу, что Украина исторически и этнически способна строить хорошие отношения с Европой. И два эти мировые игрока связаны с Украиной. Смотрите: более традиционным подходом было бы посмотреть на тех, кто больше тяготеет к России, либо же на тех, у кого более европейское мышление, и сказать, что тут присутствуют две конфликтующие силы. <...> Но я смотрю на это, как на дуэт. Есть саксофон, и есть фортепиано. Восток любит пианиста, а саксофонист находит поддержку Запада. Но сила заключена в дуэте.
Возможно ли двум инструментами сосуществовать?
— Да. Не только возможно, но это в тысячу раз лучше. <...> На начальном этапе существуют сложности. Но я уверен, что Украина проработает этот вопрос и найдет применение двум силам, использует их вместе и таким образом усилит свои позиции. Таким образом, я думаю, что Украина находится в особенно выгодной ситуации, где она может быть уникальной, разнообразной, не похожей ни на кого, и в то же время стать мостом между двумя мирами, между странами СНГ, Европой и Америкой.
Я хочу спросить о менталитете. Некоторые люди думают, что мы больше европейцы, другие - что мы ближе к России ...
— И эти две группы людей по-своему правы".

"возможно, 20 лет спустя Украина поймет, что две стороны, два инструмента - потрясающи. И это добавляет музыке глубину и разнообразие, делает ее богаче. И для того, чтобы это осознать и понять, нужен период, где каждая сторона должна немного побороться и познает себя. И это хорошо. Похоже на то, как это бывает в супружеской жизни. Для того, чтобы узнать друг друга и силу каждого, происходит конфликт. Но это не плохо. Не стоит конфликты гасить, их можно проходить".

"Не только в Украине, это происходит во всем мире. Две стороны обычно не разговаривают друг с другом. Одна сторона говорит о другой, но не с другой стороной. Это разные вещи".