June 10th, 2013

Хло

Игра как инобытие

Животные могут играть, следовательно, они суть уже нечто большее, нежели механизмы.
Мы играем и знаем, что мы играем, следовательно, мы суть нечто большее,
нежели всего только разумные существа, ибо игра неразумна.

Йохан Хёйзинга

Сегодня буду публиковать выдержки из трактата о феномене игры "Homo Ludens"/"Человек играющий" (1938 г.). Это самое знаменитое исследование нидерландского историка, культуролога, философа Йохана Хёйзинги.

"Игра старше культуры, ибо понятие культуры, сколь неудовлетворительно его ни описывали бы, в любом случае предполагает человеческое сообщество, тогда как животные вовсе не дожидались появления человека, чтобы он научил их играть. Да, можно со всей решительностью заявить, что человеческая цивилизация не добавила никакого сколько-нибудь существенного признака в понятие игры вообще.
Животные играют — точно так же, как люди. Все основные черты игры уже воплощены в играх животных. Стоит лишь понаблюдать, как резвятся щенята, чтобы в их веселой возне приметить все эти особенности. Они побуждают друг друга к игре посредством особого рода церемониала поз и движений. Они соблюдают правило не прокусить друг другу ухо. Они притворяются, что до крайности обозлены. И самое главное: всё это они явно воспринимают как в высшей степени шуточное занятие и испытывают при этом огромное удовольствие".

"Уже в своих наипростейших формах, в том числе и в жизни животных, игра есть нечто большее, чем чисто физиологическое явление либо физиологически обусловленная психическая реакция. И как таковая, игра переходит границы чисто биологической или по крайней мере чисто физической деятельности.
Игра — это функция, которая исполнена смысла. В игре вместе с тем играет нечто, выходящее за пределы непосредственного стремления к поддержанию жизни, нечто, вносящее смысл в происходящее действие. Всякая игра что-то значит. Назвать активное начало, которое придает игре ее сущность, духом — было бы слишком; назвать же его инстинктом — было бы пустым звуком".

"остается правомочным вопрос: "Хорошо, но в чем же, собственно, сама суть игры? Почему ребенок визжит от восторга? Почему игрок забывает себя от страсти? Почему спортивные состязания приводят в неистовство многотысячные толпы народа?" Накал игры не объяснить никаким биологическим анализом. Но именно в этом накале, в этой способности приводить в исступление состоит ее сущность, ее исконное свойство".

"Внутри сферы игры законы и обычаи обыденной жизни не имеют силы. Мы суть, и мы делаем «нечто иное». Это временное устранение обычного мира мы вполне можем вообразить уже в детские годы. Весьма отчетливо просматривается оно и в столь важных, закрепленных в культе играх первобытных народов. Во время большого праздника инициации, когда юношей принимают в мужское сообщество, от действия обычных законов и правил освобождаются не только основные участники. Во всём племени затихает вражда. Все акты кровной мести откладываются. Многочисленные следы этой временной отмены правил повседневной общественной жизни на период важных, священных игр продолжают встречаться и в гораздо более развитых культурах. Сюда относится всё, что касается сатурналий и обычаев карнавалов".

"Среди формальных признаков игры первое место занимает пространственная выхваченность этой деятельности из обыденной жизни. Некое замкнутое пространство, материальное или идеальное, обособляется, отгораживается от повседневного окружения. Там, внутри, вступает в дело игра, там, внутри, царят ее правила. Но отгороженность освященного места есть также первейший признак сакрального действа. Формально функция такой отгороженности и ради священной цели, и ради чистой игры совершенно одна и та же. Ипподром, теннисный корт, площадка для игры в "классики", шахматная доска функционально не отличаются от таких вещей, как храм или магический круг".
Хло

Игра как инобытие-2

Продолжаю цитировать "Homo Ludens"/"Человек играющий" Йохана Хёйзинги.

"Всякая Игра есть прежде всего и в первую очередь свободное действие. Игра по принуждению уже более не игра. Разве что — вынужденное воспроизведение игры. Уже один этот характер свободы выводит игру за пределы чисто природного процесса. Она присоединяется к нему, она накладывается на него как некое украшение.
Игра — по сути избыточна. Потребность играть становится настоятельной лишь постольку, поскольку она вытекает из доставляемого игрой удовольствия. Игру можно всегда отложить, она может и вовсе не состояться. Она не бывает вызвана физической необходимостью и тем более моральной обязанностью".

"Игра не есть обыденная или настоящая жизнь. Уже ребенок прекрасно знает, что он "ну просто так делает", что всё это "ну просто, чтоб было весело". Сколь глубоко такого рода сознание коренится в детской душе, особенно выразительно иллюстрирует, на мой взгляд, следующий эпизод, о котором поведал мне как-то отец одного ребенка. Он застал своего четырехгодовалого сына за игрой в поезд, восседающим во главе выстроенных им друг за другом нескольких стульев. Отец хотел было приласкать мальчика, но тот заявил: "Папа, не надо целовать паровоз, а то вагоны подумают, что всё это не взаправду".

"Игра обособляется от обыденной жизни местом и продолжительностью. Ее третий отличительный признак — замкнутость, отграниченность. Она разыгрывается в определенных границах места и времени. Ее течение и смысл заключены в ней самой.
Итак, вот новый и позитивный признак игры. Игра начинается, и в определенный момент ей приходит конец. Она "разыгрывается".

"Всякая игра протекает в заранее обозначенном игровом пространстве, материальном или мыслимом, преднамеренном или само собой разумеющемся. Подобно тому как формально отсутствует какое бы то ни было различие между игрой и священнодействием, то есть сакральное действие протекает в тех же формах, что и игра, так и освященное место формально неотличимо от игрового пространства. Арена, игральный стол, магический круг, храм, сцена, киноэкран, судебное присутствие — все они по форме и функции суть игровые пространства, то есть отчужденная земля, обособленные, выгороженные, освященные территории, где имеют силу свои особые правила. Это временные миры внутри мира обычного, предназначенные для выполнения некоего замкнутого в себе действия".

"В каждой игре — свои правила. Ими определяется, что именно должно иметь силу в выделенном игрою временном мире. Правила игры бесспорны и обязательны, они не подлежат никакому сомнению. Поль Валери как-то вскользь обронил, и это была необычайно дальновидная мысль, что по отношению к правилам игры всякий скептицизм неуместен. Во всяком случае, основание для определения этих правил задается здесь как незыблемое. Стоит лишь отойти от правил, и мир игры тотчас же рушится. Никакой игры больше нет. Свисток судьи снимает все чары, и "обыденный мир" в мгновение ока вступает в свои права".


Отрываюсь от книги и иду кататься на роликах, а продолжение следует...
Хло

Игра как инобытие-3

Продолжаю цитировать "Homo Ludens"/"Человек играющий" Йохана Хёйзинги.
Первая часть
Вторая часть

"потребность в поразительном — типичная функция игры".

"Инобытие и тайна игры вместе зримо выражаются в переодевании. "Необычность" игры достигает здесь своей высшей точки. Переодевшийся или надевший маску "играет" иное существо. Но он и "есть" это иное существо! Детский страх, необузданное веселье, священный обряд и мистическое воображение в безраздельном смешении сопутствуют всему тому, что есть маска и переодевание".

"Персонификация — это привычная форма духовной деятельности, из которой мы в нашей повседневной жизни еще вовсе не выросли. Кто не ловил себя снова и снова на том, что вслух и на полном серьезе обращается к какому-нибудь неодушевленному предмету, скажем к упрямой запонке, чисто по-человечески приписывая ей нежелание повиноваться и осыпая ее упреками за поведение, заслуживающее всяческого осуждения? Но, делая это, мы же не проникаемся верой в запонку как в некое существо или хотя бы идею. Мы всего лишь, непредумышленно, вступаем в игру".

"Если постоянно проявляющаяся духовная склонность смотреть на вещи, с которыми человек соприкасается в своей жизни, как на некие персонажи, и в самом деле коренится в игровом поведении, возникает важный вопрос, которого мы едва лишь коснемся. Игровое поведение должно было существовать еще до того, как возникла человеческая культура или способность говорить и выражать себя. Почва для персонифицирующего воображения имелась уже с самых ранних времен".

"Игровое сообщество обладает вообще склонностью сохранять свой постоянный состав и после того, как игра уже кончилась. Разумеется, не каждая игра в камушки или партия в бридж ведет к возникновению клуба. И всё же присущее участникам игры чувство, что они совместно пребывают в некоем исключительном положении, совместно делают одно важное дело, обособляясь от прочих и порывая с общими для всех нормами, простирает свои чары далеко за пределы продолжительности отдельной игры"
Хло

Story Tell Fest: хроники феста

"Имейте в виду: всякая история хочет стать рассказанной, как всякое семечко хочет прорасти.
Когда человек носит в себе слишком много нерассказанных историй, он начинает сутулиться,
голова его ноет по утрам, а сны начинают повторяться - одно и то же, из ночи в ночь, сущий кошмар!"
Макс Фрай



Завершился "Story Tell Fest" - игровой проект по творению Личных Историй Жизни.
Это большая игра, в которой участники только и делают, что выдумывают разные истории о себе, ни слова не говоря о реальных событиях своей жизни. Но чем дальше они сочиняют, тем - удивительные вещи! - больше понимают про себя, про свою жизнь, про отношения и события в ней, про свои ресурсы, о которых они не знали, про свой Путь, о котором они догадывались.
Несмотря на то, что это игровой проект, работа там идет нешуточная, подчас тяжелая, шахтерская такая, стахановская. До конца доходят не все. Но те, кто доходят - настоящие Герои, герои собственных Историй, красивые, невозможно не залюбоваться:)

Вот несколько впечатлений от моих "сторителлеров" (они были выложены в открытом доступе или по ним даны согласия на публикацию)

Алена-_lyoka_
"Вы знаете, я подвинута на межполушарном взаимодействии. Но то, что из него готовит hloflo, - это объедение! Мой мозг радостно попискивает... Новое приключение - Story Tell Fest - приключение о приключении:) Наша жизнь как история или метафоры, которые мы выбираем... Для меня это стало возможностью посмотреть на себя и свою жизнь со стороны, сверху… Увидеть в ней массу увлекательного и захватывающего, добавить смысла ( еще больше? ага! :) )"

Инна-inna_mihailova
"Спасибо большучее за фест! Вопросов еще море, но и ответов уже накопалось ого-го. легче всего почему-то с мулътфильмом, прямо влюбиласъ) такие давнишние заковырки расковыривает и легко, даже смешно)"

Татьяна-tatianadoll
"у меня впечатление, что меня провели по родной местности, но объяснили, что в лошадиных шорах гулять неудобно... Или что я детским совочком пыталась расковырять бетон, а мне пододвинули экскаватор... Я вроде бы догадывалась, вроде бы знала, а теперь - "вроде" из словаря можно вычеркнуть.
Самое важное - я поняла, отчего мне не хватает воздуха и чего я действительно хочу больше всего на свете"


Мария-pfeile
"Было очень увлекательно, трогающе и местами очень неожиданно для меня... я когда регистрировалась, писала, что у меня есть одна травмирующая история и я боюсь, как она вылезет и т.д. - собственно, она достаточно понятно "проработалась" в мультике.
Так вот для меня сейчас самым важным стала возможность перевернуть страницу, оставить прошлое в прошлом и идти дальше. Честно - я прям удивилась самой идее, что можно рассказывать Новую Историю. И мне от этого стало намного легче".


Татьяна-t_leo
"Я смогла пересмотреть и переоценить свой прошлый опыт, изменить к нему отношение, увидеть, что то, что я считала ошибкой, неудачей, тяжелым периодом, на самом деле были важными и нужными этапами, шагами на пути ко мне сегодняшней, к этой сегодняшней возможности многое изменить и начать самой писать свою Историю, взять ее в свои руки.

Я увидела то, что не получалось отловить раньше – свои выдуманные страхи и свои привычные стратегии, характер своих отношений с собой и с другими. Не то чтобы я не знала об этом раньше, что-то я понимала, что-то подозревала, что-то ощущала, как мешающее. Но во время феста я смогла наконец увидеть как именно это работает, чем мешает и почему, и что самое важное, как я могу это изменить.

Удивительное и захватывающее чувство: как будто стою в самом начале пути и впереди расстилается дорога. Думала, что такое бывает только в юности – в начале каникул или по окончании школы, а вдруг вот оно со мной. И снова все возможно. И все в моих руках. Даже более чем когда-либо прежде. Теперь уже точно"