February 6th, 2013

Хло

О том, что сделало мой вечер. Часть 1

Мальчишечья психология

Девушка с голубыми волосами рыдала у ног благородной дамы:
– Помогите мне, – всхлипывала она. – Вы – моя последняя надежда!
– Ну, ну, милочка, – растроганно отвечала та, – встань, не смущай меня. Что случилось?
Девушка подняла заплаканные глаза:
– Вы – мой идеал! Я во всём стараюсь вам подражать. Особенно в отношениях с мальчишками. Но за вами они бегают, а об меня вытирают ноги. Почему?
– А что именно ты делала?
– Учила их чистописанию, запирала в чулан с пауками и обещала выпороть.
– Девочка моя! Во-первых, не чулан, а подземелья – мальчишки обожают масштаб. Во-вторых, они ненавидят писанину. Слова «вечность» вполне достаточно. А в третьих, им надо обещать что-то взамен. Коньки, целый мир… а лучше, – дама задумалась, – их же самих.

Владислав Силин (в ЖЖ vorath)
Хло

О том, что сделало мой вечер. Часть 2

Эпиграф
Если в детстве у тебя не было велосипеда, а теперь у тебя Бентли, то все равно в детстве у тебя велосипеда НЕ БЫЛО!

Эффект бабочки
– Добро проиграло, – сообщил Тёмный властелин закованному в цепи Герою. – Завтра тебя казнят. По старой традиции у тебя есть одно последнее желание. Что ты выберешь?
Герой зашевелил губами, что-то подсчитывая:
– Сейчас мне двадцать девять лет. Плюс-минус… Да! Я хочу вернуться в прошлое на двадцать два года. Мне нужно побыть там… – Он опять задумался: – пожалуй, пяти минут хватит.
– Хорошо. Но с тобой отправится Тёмный прислужник.
Властелин повернулся к Прислужнику:
– Следи за ним. Он может убить свою бабушку, и мы окажемся вовлечены во временной парадокс. Хотя… период слишком маленький. Мою бабушку?.. Тоже нет. Двадцать два года назад я уже был злодеем. В любом случае, чья-то бабушка в опасности. Помни об этом!
– О да, повелитель! Я буду бдителен.

Тронный зал озарила вспышка темпорального перехода. И ещё одна – от перехода обратно.

Герой сидел на троне, держа на коленях детский велосипедик. Закованный в цепи Тёмный властелин стоял перед троном на коленях.
– Э-э… Прислужник?.. – озадаченно позвал он.
– Я здесь, повелитель! Приказ выполнен, повелитель! К бабушкам он не подходил. Он всего лишь отобрал велосипед у какого-то ребёнка.
– Да, да, – кивнул Герой. – И тебя казнят немедленно. Никаких желаний! Ты не представляешь, какая бездна жестокости и коварства таится в тех, у кого в детстве не было велосипеда.

Владислав Силин (в ЖЖ vorath)
Хло

О том, что сделало мой вечер. Часть 3

Эпиграф
Если наступаешь на одни и те же грабли, значит, они стоят того. Значит, охуенные грабли.
Еще эпиграф
Есть такие принципы, от которых тараканы в голове аплодируют стоя

Железные люди

Некоторое время кот бежал рядом с Красной Шапочкой.
– Девочка, – жалобно мяукал он. – Послушай, девочка!
– Мне мама сказала ни с кем по дороге не разговаривать.
– Но мне нужны сапоги, – ныл кот. – Понимаешь? Сапоги! Я сделаю тебя маркизой де Карабас! Найду принца!
Но Красная Шапочка неотвратимо шагала по тропинке. Потому что у неё – правила.
Железная девочка!
Следующей ей повстречалась печка:
– Отведай моего пирожка, красавица, – проворковала она.
– У меня с собой!
Тропинку перегородила карета с королевским гербом. Камердинер опустился на одно колено, протягивая хрустальную туфельку на подушке:
– Прелестная незнакомка, – сказал он. – Наш принц танцевал на балу с девушкой, в которую влюбился без ума. В полночь она бежала, потеряв туфельку. Вы не откажетесь примерить?
Красная Шапочка достала из корзинки уголовный кодекс и протянула камердинеру.
– Вот эта страница, эта и ещё эта. Читайте. Книжку потом верните.
– Прелестная незнакомка...
– Мне мама сказала ни с кем по дороге не разговаривать!

Вечером Красная Шапочка пришла к бабушке. И ни волк ей не помешал и никто, – потому что ребёнок умеет за себя постоять. Воспитывать надо правильно.
А бабушка пирожки есть не стала. У неё принципы. Она после шести не ест, держит себя в форме. Железная бабушка.
Так что на следующий день Красная Шапочка опять пойдёт через лес.
Потому что мама у неё... ну, вы догадались.
Гвозди бы делать из этих людей!

Владислав Силин (в ЖЖ vorath)
Хло

О том, что сделало мой вечер. Часть 4

О связи чердаков и чудес: если в вашей жизни нет места чердаку, места для сказки в ней тоже нет.

Эпиграф
В сумасбродстве есть надежда, в заурядности - никакой

Владислав Силин (в ЖЖ vorath)
Что было бы, если б герои сказок никогда не ошибались, не разочаровывали близких и родных, и полностью соответствовали социальным догмам и стереотипам?

- Нет, крёстная, тыкву не трогай. Хоть раз отпразднуем Хэллоуин как у людей.
- Вот миска, лоток, поилка, домик, когтеточка. Не выдумывай, Мурзик, зачем коту сапоги?
- Всего пять сольдо?! Да лучше я вырасту, выучусь на бухгалтера и стану радовать папу Карло!
- Да, папенька, привези лучше серёжки. Пора избавляться от имиджа ботаника.
- Ты жила с жабой, майским жуком и кротом? То есть я у тебя не первый?!

Евгений Клюев
«Жили себе дед да баба»

Тут все нормально: деды и бабы действительно живут на свете – и прежде тоже жили, так что ни в какие противоречия с нашим опытом начало это не вступает, дальше тоже все как будто в порядке:

«Была у них курочка ряба»
Очень хорошо! У дедов и баб, как правило, в самом деле водится какая-нибудь живность – чаще всего курочки, в крайнем случае – одна курочка. Впрочем, не задерживаемся на этом сведении: сведение вполне ординарное – чего ж тут! история, видимо, проста, как сам народ, и следующая подробность только упрочивает нас в нашем предположении:

«Снесла курочка яичко»
Это отлично! все идет как по маслу: дед и баба – живут, курочка – имеется, яичко – несется, просто сама жизнь дышит в бесхитростном этом повествовании. Правда, следующий факт немножко беспокоит – я имею в виду:

«Яичко не простое – золотое»
Неожиданно, но что ж делать: идеализирует народ свою жизнь!.. Всегда, кстати, этим и отличался, стало быть, примем золотое яичко как допущение. Предположим: и такое, дескать, тоже бывает, но тогдауж будем помнить: яичко у нас золотое, а не простое, так что…

Однако – вопреки всем нашим ожиданиям – история вдруг (с этого прямо места!) начинает развиваться просто дико. Действия персонажей становятся почему-то совершенно немотивированными. Судите сами:

«Дед бил, бил…»
Вопрос: зачем? зачем дед «бил» яичко, и не просто «бил», а «бил, бил!» – многократно и, видимо, тупо… в тупом, как говорится, равнодушии! Яичко-то золотое, это же очевидно! И дед, вроде бы, должен был его таковым и считать – во всяком случае, нам ничего не сообщено о том, что дед мог заблуждаться. Да и с чего бы ему заблуждаться? Стало быть, он не заблуждался, но все-таки «бил»! В то время как золотые яйца не бьются, это каждому ясно, потому-то и воспринимается нами в качестве закономерного ре­зультата следующее сообщение: «не разбил».

Понятно, почему не разбил? понятно. А вот бабе непонятно!

«Баба била, била»
Экая дурная баба! Мало того, что сама ничего не понимает, так еще и на примерах глупого деда ничему не учится!

«не разбила»
…чего и следовало ожидать! Очертания истории прозрачны: в одном хозяйстве снесла курочка золотое яичко, а хозяева пребывают относительно яичка этого в заблуждении: золота они отродясь не видели – вот и лупят по яичку как по обычному, намереваясь, видимо, внутрь заглянуть… простаки!

«Мышка бежала, хвостиком махнула –
Яичко упало и разбилось»

…Ми-ну-точ-ку!Что сделало яичко? Разбилось… И это – в то время как золотые яйца не бьются! Мы, казалось бы, уже приняли это к сведению, и никаких вопросов на сей счет у нас не возникало. А на самом-то деле не дед и не баба, получается, заблуждаются – получается, это мы заблуждаемся всю дорогу… Но – попробуем сделать еще шаг:

«Плачет дед.
Плачет баба»

Извините… с чего бы это? Ведь за минуту до разбиения яйца мышью сами они стремились к тому же результату! Теперь результат достигнут: яйцо разбито – так что смотри внутрь сколько хочешь, изучай, как говорится, состав… А они – в слезы. Очень непоследовательные получаются дед и механически повторяющая его действия баба. Или они настолько мелочны, что им важно, кто именно разбил яйцо? Но тогда так бы и сказать в начале: «Жили себе мелочный один дед и мелочная одна баба…» – тогда бы в их поведении ничего удивительного не было!

«А курочка кудахчет:
Не плачь, дед…»

Стоп! То, что курочка «кудахчет», – в этом, разумеется, ничего необычного нет: курочки обычно только и делают, что кудахчут, но данная курочка не просто кудахчет – она человеческим языком кудахчет, как бы походя (нарочито походя!) нам об этом ни сообщалось! но тогда сам собой напрашивается еще один вопрос: если курочка умеет говорить, чего ж она раньше-то молчала? Почему ж, как немая, следила за бессмысленными поступками деда и бабы – не возмутилась, не объяснила ситуации? Очень подозрительная какая-то курица: эдакая курица-психолог, тестирующая простодушных деревенских жителей, вконец уже – вместе с нами – замороченных!

Так вот, она и говорит:

«Не плачь, дед, не плачь, баба,
Снесу я вам яичко другое – не золотое, а простое!»

Тоже мне утешение: плакали-то они о золотом!.. И вообще – будь яичко с самого начала простым, никакой трагедии и вообще не произошло бы: дед благополучно разбил бы яичко – с первого раза и без посторонней помощи. И даже баба бы разбила…

Но на этом история кончается. Что ж это за история-то такая?

А вот представим себе:
«Жили себе дед и баба. Была у них курочка ряба. Снесла курочка яичко – яичко не простое, а золотое. Обрадовался дед, обрадовалась баба, взяли оно золотое яичко, понесли на рынок. И там за это золотое яичко дали им десять тысяч простых. Сто яичек они съели, а остальные протухли…»

Не знаю, устраивает ли такая история вас, но меня… – как-то вдруг не очень.