?

Log in

Previous Entry | Next Entry

"С группой студентов мы работали на Северной Двине (это было 20 лет назад). Мои подопечные пошли по деревням, а я отправилась к соседке (чуть постарше меня) познакомиться. Она мне говорит:
— Куда пошли твои девки, ну куда?
— К Марье Петровне…
— Ты что, не видишь что ли?
— А что я должна видеть?
— Что к Марье Петровне нельзя ходить!
— Почему?
— Она же их сглазит в три секунды, ты что, слепая?
— Я не вижу…
— Ну ты же взрослая женщина!


С ее точки зрения для взрослой женщины нормально уметь различать, в каком человек духовном состоянии. Так же нормально, как уметь петь и готовить, это такие нормальные качества. В деревенской традиции люди имеют доступ к своим чувствам. Выстраивать свое поведение, слушая свои чувства и доверяя им, что со стороны зачастую выглядит нерационально, — нормальный навык нормального взрослого человека.

Внашей практике это происходит не так. Вот подходит к вам неприятный человек и говорит: «Пойдем-ка с тобой, Петя или Маша, чаю попьем», и что вам ему ответить? «Отойди, ты мне неприятен»? Вы же чувствуете, что он неприятный, вам же тело это говорит. И вы отвечаете ему: «Извини, я уже пил…»
Мы врем, мы уже не можем быть искренними.
Мы даже не знаем, что нас беспокоит в этом предложении: для того, чтобы мы осознали, что чувствуем, нужно совершить большую внутреннюю работу, а нас никто этому не учил"
_______________________________

"Расскажу историю из наших фольклорных экспедиций. Отправившись туда в первый раз, я с удивлением обнаружила, что рассказы о леших, о банниках легко записать. И вообще легко заговорить про магию, заговоры, порчу. А сказку записать очень трудно. Мне это удалось только во второй экспедиции, при очень смешных обстоятельствах. Это было на реке Сухоне, за Великим Устюгом. Было жарко, нас перевезли на другой берег реки, а потом началась непогода, мы не могли перебраться обратно, и вот мы застряли, голодные, холодные и промокшие, на другом берегу.

Мы пошли стучаться к людям и говорить, что пришли записывать фольклор, хотя на самом деле надеялись, что нам дадут чаю, потому что мы ужасно продрогли… В конце концов, нас пустили в одну избу, и мы объявили, что пришли фольклор записывать. Бабушка ответила: «Ничего-ничего, сейчас подойду!» — и убежала за печку, а мы обрадовались, решили, что сейчас нам будет чай. Но не тут-то было!

Бабушка появилась из-за печки преображенной: она вставила зубы, переоделась, надела платок, поставила стул посередине горницы, села — и стала рассказывать сказку...

И мы забыли про чай… К чему я веду: народная сказка — это перформанс, спектакль: должна быть подходящая обстановка, исполнитель, слушатель. Ты должен отдаться сказке, прожить ее и, наконец, выйти. Вот в тот момент, когда «мёд по усам течет», слушатель выходит из пространства этой истории.


... в сказке всегда есть некий иной мир: он может быть понимаем как наш внутренний мир, которого мы не знаем, либо как мир внешний. Для традиционной культуры различия не было: что внутри, то и снаружи.

Это еще одна функция сказки: человек через сказочные тексты осваивал свой внутренний мир. Традиционные культуры, не будучи умозрительными и рационалистическими, имели больший опыт взаимодействия со своими чувствами. В современном мире переживания оказываются мало осознанными: люди не знают, что именно они чувствуют, и не умеют про это говорить.

Сказочная традиция — это опыт проживания своих чувств, опыт их освоения. Например, страхов.
Сказка, начиная с Колобка, который, как мы помним, плохо кончил, осваивает область наших страхов и отводит границу все дальше: сначала до дороги за воротами дома («не ходи за ворота»), потом до темного леса за рекой («не ходи по лесу один»), потом до тридевятого царства. Граница отодвигается, и сказка побуждает нас двигаться дальше, навстречу нашим страхам: метафизическим, социальным, страху смерти, страху любви, страху обладания...
(с) "О сказках, страхах и собственных границах"

(с) из лекции Светлана Адоньева, антрополога, доктора филологических наук, профессора СПбГУ

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
Afina Lamalfina
Mar. 18th, 2017 05:38 pm (UTC)
Эм... Интересно.
У всех [вроде] культурологов и подобных специалистов в универе есть пары, которые называются "Мифология". Там рассказывают о мифе [сказке] очень много и достаточно сложно. Один из главных учебников там - это книга Проппа "Исторические корни волшебной сказки", есть ещё книги Лосева.

Анализ доходит до того, что этот "иной мир" в сказке - это мир смерти. Баба Яга - это мертвец, например. На это указывает огромное количество фактов. Избушка на курьих ножках - это гроб. К курам отношения не имеет. "Курьи ножки" - потому что гробы раньше либо подвешивали к деревьям, либо на подставки ставили, ну и так называли. Даже "Золушка" и миф о 12.00 ночи и превращении в тыкву - это тоже относится к смерти: об ушедшем солнце и золе, которая развеивается на ветру. То есть у древних людей мышление было очень сильно привязано к смерти. Для них и сон - смерть. И факт инициации для девочек и мальчиков тоже отождествлялся с тем, что сначала надо умереть, чтобы потом стать взрослым. Их специально забирали из дома и много чего делали, чтобы они "умерли" и переродились.
В общем, можно, конечно, сказки в итоге воспринимать как "освоение внутреннего мира". Конечно, это было развитие внутреннего мира в итоге. Но у них было настолько другое мироощущение, настолько другое отношение к жизни и смерти, и отношении к природе и животным, что для меня как-то странно такие слова читать от антрополога, если честно...
О том, что я пишу, написано в книгах Проппа, Лосева, у Леви-Стросса интересно, на ютубе - лекции Александры Барковой.

Edited at 2017-03-18 05:40 pm (UTC)
hloflo
Mar. 19th, 2017 04:28 am (UTC)
И в чем тут противоречие? Одна из функций сказок и мифов - проживание страхов, внутреннее путешествие героя, выход за границы архетипического пространства дома в архетипическое пространство леса, умирание и возрождение в новом качестве. Пропп, Кэмбелл, Лосев, Мелетинский, Агранович все о том же.
izymrydnaja
Mar. 18th, 2017 05:40 pm (UTC)
Задумалась о Колобке! )
restlos
Mar. 18th, 2017 06:42 pm (UTC)
Слушай, как отзывается сейчас - я на днях возмущалась тем, что не умею жить в этом социуме, с трудом распознаю социальные сигналы, не знаю, как оно все устроено. И да, училась и учусь по книгам и историям; долгое время думала, что это странно и по-нормальному надо бы по-другому. А потом в какой-то момент поняла, что именно это - моя норма.
livejournal
Mar. 19th, 2017 03:54 am (UTC)
"нужно совершить большую внутреннюю работу, а нас ни
Пользователь anast сослался на вашу запись в своей записи «"нужно совершить большую внутреннюю работу, а нас никто этому не учил"» в контексте: [...] Оригинал взят у в "нужно совершить большую внутреннюю работу, а нас никто этому не учил" [...]
shurishka
Mar. 19th, 2017 08:28 am (UTC)
Сказка - это вещь, да. Хочу рассказывать сказки, но не те, которые нам читали в книжках, а настоящие. Только где бы их взять?..
hloflo
Mar. 20th, 2017 02:54 am (UTC)
Афанасьев из самых издаваемых собирателей фольклора, там сказки без обработки и без купюр:)
shurishka
Mar. 20th, 2017 07:35 am (UTC)
Спасибо, почитаем. :)))
ravenstormc
Mar. 20th, 2017 04:38 pm (UTC)
В деревенской традиции люди имеют доступ к своим чувствам.

как человек, выросший в деревне возражу: в традиции деревни в первую очередь люди имеют доступ к сплетням, пересудам и "что же люди скажут"
в итоге все настоящие чувства и симпатии прячутся настолько глубоко, что фиг достанешь, а какая-нибудь баба Клава внезапно становится глазливой ведьмой, потому что поругалась с главной сплетницей деревни из-за какой-нибудь фигни.

меня порой поражает, насколько горожане склонны иногда идеализировать сельскую жизнь.
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

Хло
hloflo
Хло-Фло

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com